Щуку голыми руками

Дело было пару лет назад. Лето было жаркое. Я – в городе. Жара, духота. Работал тогда в автосервисе, летом работы нет. Сидишь день — штаны просиживаешь.

Захотелось куда-нибудь на природу, «в глушь, в тайгу». А надо сказать, что брат у меня заядлый походник. Как женился, так стал и семью с собой возить. Ну, думаю, сгоняю на выходные. Где у них стоянка на Карельском перешейке знал, ездили туда не раз. Решил не звонить, дай, думаю, сюрприз сделаю. Денег было не много, машина в сервисе, решил ехать на электричке, а дальше на попутке или таксомотор. Сказано — сделано. Выехал после полудня. Пока трясся, успел выспаться. На конечной зашел в местный лабаз, купил вискаря, колы, пивка и закуски всякой. Поймал мотор, и по сходной цене договорился с мужиком, чтобы тот довез до места.

Дороги ближе к берегу для старенького жигуленка оказались неприступны. Пришлось выходить. Водила притормозил у обочины. Я расплатился и, недолго думая, решил форсировать ладожский подлесок по прямой. Там до берега через черничник и буераки метров 200, а по дороге километр обходить.

Сказано — сделано. Прусь через этот черничник. По сути это в прошлом каменистый берег, основательно заросший мхом и ельником. Прыгаю по кочкам, которые на деле валуны, заплывшие мхом и черничными кустами. Ноги разъезжаются, матерюсь. Очередной неудачный маневр … и я уже лежу мордой вниз. Шишка впилась в коленку. Аккуратно перевернулся набок, выполз из-под рюкзака, стал проверять поклажу. Фаустпатроны целы!

Ладно, кое-как с матами добрался до берега. Всё. Ищу глазами лагерь, где стоят. Видно, вроде, место обжитое: мостки стоят, веревки натянуты, стол-скамейки из пеньков и досок сколочены. Но жизни нет. Ладно. Сел пивка открыл, думаю, позвоню. Как не хотелось портить сюрприз, но решил набрать номер. Видимо, день не задался с утра. С двадцать последней попытки, дозвонился уже даже не ему, а его жене. Говорю, где вы есть, вот я к вам в гости приехал. А мне в трубку щебет, мол, уехали мы домой, надоело, мужу на работу надо, бла-бла-бла… Связь оборвалась, билайн здесь сигнал не ловит.

Ну, думаю, ладно. Сел, ещё пивка попил. Палатки нет, теплой одежды нет, а ночи здесь зябкие. Решил ехать обратно. Полез за бумажником. Нет. Нет нигде. Обшарил всё, вытряхнул рюкзак – нигде нет! Ну, точно просеял, когда на камнях растянулся! Пошел искать.

Вечерело. Хоть ночи здесь, на перешейке, белые, но в августе уже равно темнеет. В подлеске, среди скользких камней, в черничнике ни черта не видно. Рыскал там, как собака. В сумерках подсвечивал себе телефоном. Мошкара, да комарьё тучами летают. В итоге зажрали. Плюнул на все, вышел к берегу. В лицо приятно дунул свежий, сырой ветер. Весь гнус сдуло обратно в подлесок.

Смеркалось. Связи с большой землей всё еще нет. Решил ночевать. Собрал по берегу сухого камыша, сушняк всякий, выложил камнями костерок. С костром стало уютнее. Надрал мха посуше, сделал лежак. Откупорил вискарь и, «давясь удушливой слезой», стал думать о том какая все-таки хреновая вещь – сюрпризы. Летом на севере ночи коротки и сон короток и тревожен. Вискаря, хватило ненадолго. Согреваться больше было нечем, спать было холодно. Я молча ждал утра. Смотрел на необъятное небо, сливавшееся вдали с северным морем. Постепенно, краски, сначала блеклые и невзрачные, стали расцветать. Робко затенькали первые птицы. Пролетел ворон, со звоном рассекая крыльями воздух. Стало сыро и зябко. Я стал ходить вдоль берега, чтобы согреться. Связи не было.

Среди камышей была мелкая каменистая заводь. Вода стояла, словно зеркало. И, вдруг, всплеск. Я насторожился и стал всматриваться в воду. Вода успокоилась, и снова стало видно дно. Посреди заводи стояла здоровенная щука. От неожиданности, оторопел. Но инстинкт добытчика и голод после холодной ночи сделали свое дело. Мгновенно стал прокручивать в голове, как ее поймать. С каждой минутой от этих мыслей есть хотелось всё сильнее. Я аккуратно прокрался по берегу наверх и рванул к рюкзаку. Нашарил нож. Первой мыслью, конечно, было залезть в воду, но я уверенно гнал ее прочь. Охотиться на хищника можно только хитростью. На глаза попалась жестяная банка из-под колы. Я сорвал кольцо, сделал надрез на колечке, аккуратно загнул лишнее, сделал насечки, выдавил заклепку. И, вуаля, в руке лежал рыболовный крючок. Из этой же банки тут же сделал подобие блесны. Закрепил это на шнур. В узле закрепил камушек за место грузила.

Свою нехитрую конструкцию принес к тому месту, где видел щуку. Она стояла. Уже не там, но она явно на кого-то охотилась. Аккуратно закинул, дрожащей с рукой, и медленно стал собирать шнур. Щука промедлила пару секунд … и рванула. Она торпедой рассекла воду и заглотила наживку. Я продолжал тащить уже со всем усердием. Хищная рыба почуяла неладное и стала сдавать назад! Нас разделяли метры. Потерять такой улов не мог! Ввалился в воду, продолжая тянуть. Я вцепился ей  в спину и под жабры. Скользкая тварь билась и изворачивалась. Я не отступал. Резким движением я вышвырнул ее на берег и добил камнем. Это была самая странная и незабываемая рыбалка в жизни. Щука без соли была на вкус так себе. А вот брат мне сам смог дозвониться и, к вечеру того же дня, мы уже ехали на обычную рыбалку. Конечно, она была не такой впечатляющей, как эта.

Мы будем Вам благодарны, если Вы поделитесь этой статьей


Рекомендуем почитать о рыбалке:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*